Статьи

Материалы о зависимости и о зависимых как для специалистов, так и для тех, кому нужна помощь

Дискуссионный клуб по вопросам реабилитации зависимых

Дискуссионный клуб по вопросам реабилитации зависимых

9 июня 2021 года в Институте психотерапии и консультирования зависимостей «СоЗнание» состоялось открытие нового проекта «Дискуссионный клуб».

Цель данного проекта — через обсуждение актуальных вопросов реабилитации зависимых, способствовать развитию профессионального сообщества специалистов помогающих профессий в этой сфере и, тем самым, оказывать профессиональную компетентную помощь семьям, страдающим от зависимости.

Охрана, "колючка" и насилие. Частные реабилитационные центры особого режима Наркоманов лечат насилием под видом реабилитации

Проект был открыт дискуссией на злободневную тему: «Реализация принципа добровольности в реабилитационном процессе зависимых». Трехчасовое горячее обсуждение наболевшего вопроса обнажило (выявило) самые разные аспекты этой темы.

Центральным был вопрос: какие запросы общества удовлетворяют полулегальные принудительные закрытые центры, и, что могут предложить настоящие специалисты, чтобы удовлетворить этот запрос по-настоящему — эффективно, этично и законно?

В дискуссии приняли участие специалисты по реабилитации зависимых: наркологи, психиатры, семейные психологи, социальные работники, консультанты по химической зависимости. Представители фонда «Диаконии», службы «Каритас», Городского информационно-методического центра «Семья», «Школы Назависимости», наркологии Санкт-Петербурга, «Института Психотерапии и Консультирования Зависимостей» и других организаций. Присутствовали и специалисты АНО «Психосоциальная абилитация зависимых людей» и фонда «Казахстан без наркотиков» — Денис и Елена Злобины.

После всех выступлений, докладов и мнений, специалисты подвели итог, чтобы принять общие стратегии и решения.

0
Пожалуйста, оставьте отзыв об этомx

Денис Злобин — консультант по зависимостям, учредитель АНО «ПАЗЛ», руководитель терапевтических программ фонда «Казахстан без наркотиков» и руководитель центра реабилитации зависимых «Спасово», первым взял итоговое слово:

Платное извлечение: зачем реабилитационные центры берут заложников

Ну, итог, наверное, рано еще подводить. Хотя мы говорили долго, но сказали — мало. На обсуждение этого вопроса надо еще дня три говорить, по шесть часов. О добровольности и насилии для меня были вещи понятные, я давно о них размышляю и рассуждаю. Как и о том, что такое медицинская помощь, и какое отношение это имеет к реабилитационному процессу — очень опосредованное.

Главное, о чём я сегодня размышлял, слушая всех, и себя, в том числе, что есть запросы, на которые отвечают организации, которые занимаются насилием. То, что их деятельность — это насилие и вредительство, для меня однозначно. Что насилие, в том числе удержание в любых его видах, не работает — тоже. Реабилитация с насилием невозможна! Изоляция — это изоляция, она бывает нужна, но к психотерапии это не имеет отношения. Даже в тюрьме, в Польше, в Америке, в Архангельске, человек сам принимает решение о том, чтобы пойти в реабилитационный процесс. Его удалят из реабилитационного процесса, если он его (этот процесс) саботирует. Этот принцип работает даже в пенитенциарной системе.

Наркоманов лечат насилием под видом реабилитации

На какой запрос отвечают организации, применяющие насилие и называющие себя реабилитационными центрами? Они отвечают на болезненный запрос родственников: изменить и управлять жизнью зависимых. И они отвечают на скрытый запрос общества, такой же как по отношению к бездомным, к инвалидам и другим людям с жизненными проблемами: «Возьмите их кто-нибудь и сделайте там, где-то, что-нибудь, чтобы нас это поменьше беспокоило и касалось». И понятно поэтому, что в СМИ, и в обществе, и в государственных структурах, сталкивающихся с зависимыми, можно услышать рассуждения: «А что же с ними ещё делать, кроме как изолировать? Они же наркоманы! С ними по-другому нельзя».

У нашего общества такой менталитет, что большинство за это. Елена Евгеньевна, Вы, по-моему, говорили про прокурора, который тоже ответил Вам: «А как же с ними ещё? С ними по-другому нельзя». То есть, в обществе есть такой тренд, и он развивается. Но мы не можем отвечать на запрос болезни, в отличие от коммерческих насильников. Иначе можно и наркотиками начать снабжать — ведь у наркомана запрос на наркотики, а он — наш благополучатель.

Я считаю, что есть такая задача, и я себе её ставлю, чтобы большее количество людей, обывателей и представителей общества, на разных уровнях — чиновников, общественных деятелей, представителей СМИ, и самих родственников зависимых, и зависимых — понимали, что насилие не работает. А для этого, надо, чтобы понимали, что это за болезнь, почему она семейная, какие именно особенности у личности с этой болезнью. Тогда ясно и почему не работает насилие. Когда-то же многие считали, что Чумак и Кашпировский помогают, и сидели перед телевизорами. Потом большинство поняли, что это не работает, что на это не надо, как минимум, тратить время. И теперь, мнение, что нужен экстрасенс — маргинальное мнение. Мне бы хотелось, чтобы через пять, через двадцать, может быть, через тридцать лет, многие люди поняли, что насилие не работает, а работают другие подходы, основанные на гуманности, науке и трезвости. Например — концепция «жёсткой любви».

Успокоительная палка и реабилитационный табурет. Принудительное лечение зависимостей в современной России

Понятно, что одно колесо далеко никуда не уедет. Чтобы двигаться успешно, много колёс должно крутиться одновременно: и обучение специалистов, и введение специальности «консультант по зависимостям» в реестр профессий, и просвещение людей, и развитие здравых реабилитационных программ. Но просвещение по вопросам зависимостей, на мой взгляд, безусловно важно и очевидно возможно, совместными усилиями. Эта работа направлена на долгосрочные результаты. Пусть сегодня сто человек, завтра – тысяча, через год – пять, десять, сотни тысяч… Чтобы люди понимали и узнавали, что это за болезнь, как в ней помогать, и, в том числе, что насилие не работает позитивно, а усугубляет проблему.

Сегодня, допустим, я конкретным родственникам зависимого, объяснил это, но полицейский, который к этим родственникам придёт, не понимает этого, нарколог, к которому эти родственники обратятся за помощью, не понимает этого, да и их близкие люди не понимают. И тогда все очень сложно, в том числе для родственника зависимого, начинающего что-то понимать.

Просвещение необходимо проводить на разных уровнях. Поэтому, что касается альтернативы, то я предложил бы, чтобы эта идея — честная профессиональная оценка насильственной парадигмы, с разных ее сторон — звучала на разных площадках, каким-то громкоговорителем — при помощи авторитетных голосов. С аргументами, исходя из концепции самой болезни, из науки, из опыта… Потому что голоса, призывающие к насилию, слышны здорово, громко: и в СМИ, и в рекламах — и на столбах, и на сайтах, и в лекциях десятках дипломированных психологов в YouTube, много где, скрытно или открыто, подводят к насилию! И всё очень красиво, всё очень здорово, а главное — попадая в «точку боли» близких зависимого и болезненного стремления общества и родственников зависимых — насильно сломать то, что не нравится и сделать «как мне надо».

ФСБ сообщила о пытках пациентов реабилитационных центров в Саратове

У вас большой опыт работы. И «Дом надежды на Горе», и «Каритас», и «Диакония» — авторитетные голоса. Еще семь лет назад можно было сказать: «А вот Новикова против насилия, а вот Савина, а вот Рыдалевская…». И сторонники насилия замолкали — не могли открыто что-то этому противопоставить. Но это проходит, они уже открыто начинают отмахиваться, у них уже толпы фанатов, в основном из тех, чью болезнь они удовлетворили, тех, кто даже не понимает, как им навредили (как, зачастую, и за руководителей сект и иных шарлатанов вступаются). Но пока ещё есть какой-то авторитет у присутствующих, и это надо использовать. Пока ещё люди к вашим голосам прислушиваются. Почему на учёбу Института Терапии Зависимостей столько людей пришло? Потому что авторитет и уважение к вашему опыту есть.

Значит нужна площадка, с которой необходимо об этом говорить. Для меня резолюция Круглого стола Института в 2019 году — это манна небесная, большое достижение. Потому что столько лет ни на кого нельзя было опереться. Где какая-то книжка, статья, монография, диссертация, видео лекция, хотя бы, где сказано, что насилие вредит? Где это обосновано — психологической наукой, исследованиями, опытом…? «Ну конечно это не работает! », — отвечают специалисты из других стран. А где материалы, на которые можно опираться? Чтобы аргументированно сказать: «Вот поэтому не работает, и вот поэтому не работает. Не работает, потому что это такая вот болезнь…». Резолюция круглого стола 2019 года стала большим делом. На неё можно опереться и сказать: «Вот посмотрите! Вот Мосеева, Осипчук, Рыдалевская, Проценко, Новикова — заслуженные настоящие специалисты, которых уважают — вот они говорят, что насилие, в том числе удержание, не работает и недопустимо».

Поэтому я больше всего вижу направленность на просвещение и открытую честную оценку происходящего, в том числе. И конечно другие направления, особенно — обучение. Но здесь (в обучении) есть ещё одна проблема. Как сделать так, чтобы люди, которые в подвалах колотят людей, не получили сертификаты и не пошли дальше колотить людей? Как это сделать? И даже те, кто просто работают на коммерческое удержание, без открытого насилия. Надо продумывать, как нам не обеспечить таких легитимизацией от своего имени, если они не изменились. В этом вопросе много аспектов, много всяких подвопросов.

Ваша неформальная ассоциация специалистов, и дискуссионная площадка, и круглые столы, как мы в прошлый раз постановили, раз в год должны проводиться; но только дня на два — с подготовкой, повесткой, докладами и решениями. И между ними надо осуществлять принятую стратегию в реальность. А за принятые предложения и решения надо ответственных определять. Вот как-то так. Я альтернативу вижу, прежде всего, в просвещении на всех уровнях.

У меня есть один проект по открытому объявлению организациями своей позиции в отношении добровольности. Те, кто захотят присоединиться — поднимут свой рейтинг и свою популярность, а заодно это покажет то самое, небольшое сообщество специалистов и организаций, которые на принципах этики и законности работают. Подсветит немного ситуацию, лица и факты. Я скоро его предложу вам.

Спасибо!

Денис Злобин, консультант по зависимостям, руководитель терапевтических программ ОФ “Казахстан без наркотиков”, Учредитель АНО “Психосоциальная абилитация зависимых”

4.8 4 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
3 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Елена

Спасибо за статью!
» Дисскусия» равно » размышление». И это ведёт к прогрессу, развитию.
А чтоб было над чем поразмышлять, пора уже действовать. Полностью согласна, что насилие не несёт в себе никакого прогресса. Оно может только отсечь физически , телесно перестать » делать зло», но душа…. Как быть с внутренним усмирением, запрещением. Парадокс состоит в том, что это не заткнуть и не приструнить. Оно может ударить, да с такой стороны, с которой мы и не ждём и с такой силой, что ни один кнут по спине зависимого не сравнится с той мощью, которая ударит уже по здоровым.
«Сказки, читайте детям сказки и как можно чаще»
Зачем? Да есть надежда.
В каждой сказке зло побеждается только добром. Усвоить эту истину пытается человек уже с создания мира.
Моя семья , где есть зависимые, благодаря людям , которые выступают против насилия, постепенно просыпается от «кошмарного сна». Я и мои любимые близкие учимся держатся за тех, кто верить в добро. И сами учимся верить и творить добро.
Поддержка тем, кто против насильственных РЦ.

Анатолий

Желаю участвовать в обсуждении

Елена

Как все верно! Спасибо! Благодарю Бога, что нашла Вас Денис ! Благодарна за ваши труды, информацию, обьяснения и РЦ.

Участник программы «Спасово» о реабилитации

Всем привет, меня зовут Андрей, я зависимый, наркоман и алкоголик, мне …

Вернон Джонсон — «Как заставить наркомана или алкоголика лечиться»

Ответы на эти вопросы вы найдете в книге Вернона Джонсона «Как заставить …

Денис, реабилитант центра «Спасово»

Рассказ участника программы реабилитации центра "Спасово" о том, для …