Статьи

Материалы о зависимости и о зависимых как для специалистов, так и для тех, кому нужна помощь

Безвредна ли «бесполезная» реабилитация зависимых

Есть ли бесполезная реабилитация зависимых

В статье «Есть ли бесполезная реабилитация зависимых» автор (Денис Злобин) рассказывает о том, что в базисе необходимо для настоящей реабилитации зависимых. Это как минимум подразумевает желание клиента к изменениям, и готовность работать над собой.

Автор так же даёт обзор того, что из себя представляет современный рынок услуг реабилитаций, — что большинство из существующих сейчас организаций, занимающихся этой деятельностью не то, что не профессиональны, но и в большинстве случаев занимаются просто насилием зависимых и их удержанием в частных домах-тюрьмах. Автор раскрывает почему подобные услуги имеют спрос со стороны родственников зависимых, — потому, что это в парадигме болезни родственников и близких зависимых —  созависимости, и потому, что часто такие «профессионалы» из псевдореабилитации просто врут близким зависимых о том, что возможно поменять другого человека против его воли.

В статье автор раскрывает почему эти «методы помощи» не только не работают, но и наносят вред как самим зависимым, так и всей семейной системе. И чем конкретно вредит «помощь» от псевдореабилитаций и почему.

Более подробно автор разбирает какие конкретно методы псевдопомощи зависимым распространены на постсоветском пространстве, — это и просто тюрьмы для зависимых, и явные секты, и «мутные» общины и лагеря трудотерапии или спортивные лагеря, и медикаментозная «помощь», и санатории отдыха для зависимых за границей.

В конце статьи автор рассказывает в чем конкретно вред для зависимых от такой «помощи» и какими критериями руководствоваться, чтобы выбрать правильный центр реабилитации, в котором есть помощь зависимому и всей семье. И рассказывает так же о том, какие ещё существуют реальные ресурсы помощи для зависимых и их семей помимо реабилитации.

Завершается статья информацией о том, почему насильственное водворение в центр – это не просто незаконно, но это вообще не помощь, а чистое насилие, и чем конкретно это вредит как зависимому, так и всей семейной системе.

Антон Ушаков. Равный консультант по зависимостям Общественного фонда «Казахстан без наркотиков». Администратор центра Спасово Общественного фонда «Казахстан без наркотиков»

Сегодня существует множество Центров реабилитации для химически зависимых

От автора: Сегодня существует множество Центров реабилитации для химически зависимых… без программы реабилитации. Имеется в виду отсутствие четкого, обоснованного комплекса помощи зависимому в решении его личностных проблем, основанного на системе знаний о зависимости, как болезни, и (главное!) на личном активном участии зависимого и его родных в программе выздоровления.

Размышления на тему…

Совершенных универсальных конкретных рекомендаций, могущих подойти абсолютно к любой ситуации, не существует. Каждая ситуация по-своему уникальна, требуется дифференцированный подход.

Однако есть три универсальных, доказавших свою абсолютную работоспособность, фундаментальных принципа: НЕУМОЛИМАЯ ЧЕСТНОСТЬ, перед всеми вокруг и перед собой, ОТКРЫТОСТЬ, перед людьми и к слышанию нового, без предубеждений и ГОТОВНОСТЬ, к действиям, к трудным решениям, к работе над собой.

Это относится как к самим зависимым,  и к родственникам зависимых, как вектор, как направленность работы над собой, так и к тем, кто занимается реабилитацией, как безусловное требование, основание в их работе.

Сегодня существует множество Центров реабилитации для химически зависимых… без программы реабилитации. Имеется в виду отсутствие четкого, обоснованного комплекса помощи зависимому в решении его личностных проблем, основанного на системе знаний о зависимости, как болезни, и (главное!) на личном активном участии зависимого и его родных в программе выздоровления.

Выздоровление от зависимости – это процесс, которым надо заниматься всю жизнь для того, чтобы жить трезво и благополучно. Реабилитационный центр позволяет наладить этот процесс, дает «стартовые условия», которые уже потом сам зависимый развивает и укрепляет в своей жизни после центра. Выздороветь невозможно, но выздоравливать всю жизнь, живя благополучно и плодотворно – не просто можно, но это единственный выход для зависимого человека. Нужно, чтобы этот выход был адекватным, иначе зависимость убьет человека. 

Близкие зависимых, отправляющие своих проблемных родственников в реабилитационные центры, не попытавшись разобраться, проконсультироваться со специалистами, рассмотреть варианты, а теперь, частенько, еще и без согласия самого зависимого, имеют очень весомые доводы для этого. Они всегда схожи: «Какое-то время (в изоляции) он будет трезвым», «Он скоро может умереть и некогда разбираться (и договариваться с ним)», «Он хоть увидит, что можно быть трезвым». Именно такие родственники часто отстаивают в СМИ «честь» центров, оказавшихся мошенниками; фондов, оказавшихся преступными; людей, обогащавшихся за их счет и наносивших вред их больным родным. Они говорят: «Мы хоть несколько месяцев пожили для себя», «Не так важно, что у них нет профессиональной системы помощи, он (она) ведь был трезвым», «Мы уже не знали, как с ним справиться, уже боялись за себя», «Он остался жив, а мог в эти месяцы погибнуть». Это самый лучший довод.

Химическая зависимость от алкоголя

Но что такое «реабилитационный срок» без программы реабилитации для зависимого? Что происходит с ним, с самими родственниками,  каковы последствия ДЛЯ ВСЕХ?

В Аддиктологии и эффективных программах реабилитации возможность начала выздоровления зависимого тесно связывают с понятием «дна» (в аддиктологии — «мотивационный кризис»). Только достигнув своего «дна», зависимый может прийти к искреннему желанию отказаться от употребления и стать готовым изменить свою жизнь. «Дно» — это не столько внешнее — один человек, потеряв все, с загнивающими конечностями, хочет продолжать употреблять; а другому угрожают лишением родительских прав, и он уже начинает задумываться — сколько внутреннее. Это осознание бесцельности, беспросветности и безысходности своей жизни, и внутренняя, эмоциональная, душевная, боль, такая, что лучше перетерпеть абстиненцию, чем терпеть эту внутреннюю  боль. Однако случается этот внутренний кризис от того, что внешняя жизнь все больше рушится: исчезают друзья, семья, доверие родственников, статус, деньги, возможности и все другие внешние ресурсы. В Анонимных Алкоголиках есть такая горькая шутка: «Алкоголь — лучший растворитель, он растворяет все: деньги, здоровье, работу, семью, друзей и т.д.». Родственники и окружение могли бы помочь это осознать, однако близкий отказывается понимать, и тогда «проще отправить с глаз долой».

Оказавшись в Центре, где нет системы последовательного и комплексного решения личностных проблем, основанной на знании болезни зависимости,  и где не предусмотрена его активная позиция, зависимый получает возможность избежать встречи с «дном». Он оказывается в месте, где получает передышку, сбивает дозу, приобретает кредит доверия от социума, становится более изощренным во лжи себе и окружающим (это неизбежно без системной ежедневной работы над собой), и главное — зависимый снова приобретает иллюзию, что он способен сам, доверяя своим привычным формам выживания, управлять жизнью. Эта иллюзия и есть самый страшный обман зависимости, который вынуждает человека идти на поводу одержимости ума и воли зависимостью, и десятилетиями уничтожать свою жизнь и всё вокруг. Пока жива эта иллюзия контроля, у зависимого нет выбора, он будет употреблять. (А если зависимый оказался в Центре не добровольно, то просто не способен понять, что сам является источником своих проблем). При этом сама болезнь — неизлечимая, прогрессирующая, смертельная, по определению ВОЗ), прикрывается временным внешним благополучием, становясь незаметной, неощутимой…

Всемирная Организация Здравоохранения, большинство специалистов всего мира, признали болезнь зависимость прогрессирующей! Она развивается и разрушает человека все больше, если нет лечения. Так же болезнь эта хроническая, неизлечимая, в медицинском смысле: даже если есть лечение, и зависимость не разрушает человека, она остается с ним, независимо от того, употребляет зависимый человек психоактивные вещества, или нет. С этой болезнью, как и со многими другими хроническими, прогрессирующими, смертельными заболеваниями, можно жить. Для этого, прежде всего нельзя забывать, что это заболевание есть; забывший про диабет, скажем, может умереть от своей забывчивости. А знание, что человек болен, требует определенных ограничений и определенных регулярных ежедневных усилий (действий). Это, собственно говоря, и называется системой выздоровления, терапией или лечением (хотя последний термин не корректен).

Узнав, что у близкого раковая опухоль или диабет, или открытый туберкулез, мы начинаем искать способы лечения, понимая, при этом, что «не все йогурты одинаково полезны», что «бесполезно», в данном случае, не то же самое, что «безвредно». Поэтому мы аккуратны и внимательны в выборе лечения.

Но с зависимыми это не так очевидно! К тому же тут возникает еще одна проблема. Если родственники обращаются к адекватному специалисту, то они слышат от него очень для них неприятные сведения. Эта «страшная правда» заключается в том, что вся семья больна и каждый член семьи болен. И если на сайтах «Центров реабилитации без реабилитации» еще можно прочитать, что зависимость родственника отражается на членах семьи, и они якобы от этого заболевают, и это называется «созависимость», то настоящий специалист заберет эту удобную соломинку, объяснив, что не так все просто. Зависимый стал таким, каким стал, не только из-за генов и точно не от «плохих компаний», а еще и от того, что вырос в «созависимой семье», имеющей множество дисфункций. Тем, кто пришел решать проблему с зависимым родственником, надо, кроме помощи ему, срочно заняться своим выздоровлением, решением СВОИХ личностных проблем. И тут у родственников включаются те же механизмы психологической защиты, то же отрицание, что и у зависимых. Зависимому проще указать на неправильность его жизни: от него дурно пахнет, он нарушает закон, подводит людей, плохо чувствует себя по утрам. Но созависимому человеку принять, что он болен, намного тяжелей. Поэтому проще отправить «виновника» с глаз долой.

И вот, на выручку больным родственникам и не желающим встретиться лицом со своими проблемами зависимым, приходят всевозможные предложения по времяпрепровождению, называющемуся «реабилитацией», но не предполагающие адекватной системы работы с болезнью. Некоторые даже предлагают насильно забрать зависимого в такой центр. Это, и религиозные центры, где основа — навязывание религиозно-обрядового поведения и мировоззрения, и коммерческие центры, где за счет родственников пациентов обустроены закрытые условия для «правильной жизни», по типу коммуны (часто с вредоносными практиками, типа НЛП, кундалини, псевдодуховными  и псевдопсихотерапевтическими практиками), и «мутные» общины в глубинке (тайга, деревни, казачьи поселения с телесными наказаниями и пр.). Это могут быть, и медицинские центры, где врачи могут долго «грузить» лекарствами зависимого, подавляя его стремление употребить наркотик, но где не предусмотрено ничего для адекватной реабилитации, и всевозможные местные и заграничные «трудотерапевтические» центры, где пациенты целыми днями трудятся на специальном производстве, никак не меняя себя внутренне. Есть множество Центров и организаций, заявляющих о системе выздоровления, но тут же говорящие о черноморском побережье (или Бали, Таиланде, или Израиле), санаторных условиях, одноместных палатах, медикаментозном сопровождении, и т.п.. Такие заманчивые предложения в объявлении могут сразу подсказать, что это не реабилитация! Создание идеально-комфортных условий для «ничегонеделания» к терапии зависимости не имеет отношения; так же как и сами по себе монастырская жизнь, круглосуточный труд, медикаментозная помощь (которая нужна лишь для детоксикации или при «двойном диагнозе» — наличии психических заболеваний, но это не лечении  зависимости). Все это, само по себе, не является лечением зависимости или выздоровлением от нее. Превращение зависимых в спортсменов (особенно, если это агрессивные виды спорта), и унижения с побоями — тем более.

Зависимый, «отдохнувший» в очередном «центре», остается верен всем своим привычным «формам выживания» (деструктивным, по сути) и старым жизненным установкам: лжи, безответственности, манипуляциям, беспорядочным и безответственным связям, асоциальному поведению и  так далее. Он может компульсивно заняться спортом, увлечься псевдодуховными практиками, окунуться фанатично в религиозную жизнь или подключиться к такой же насильственной деятельности, которая осуществлялась в отношении него (как бы помогать). Но, во-первых, все это лишь кажется лучшим, «чем он употреблял бы», а во-вторых, со временем, подавляющее большинство таких зависимых, почти неизбежно вернутся к употреблению химических веществ. Почему? Потому что заболевание не лечилось! Прекратить употреблять несложно (особенно в закрытом месте), но для того, чтобы жить трезво и благополучно, нужно постоянно работать над собой, требуется немало усилий для ВНУТРЕННИХ изменений. А так как зависимость прогрессирует, то, срываясь,  зависимый очень быстро достигает того уровня разрушения всех сфер (психической, социальной и биологической), на котором остановился, и начинает стремительное падение ниже, разрушая всё и вся вокруг.

Критерии первичной оценки центров реабилитации

Критерии первичной оценки центров реабилитации

Есть некоторые критерии первичной оценки центров реабилитации:

1.

  • Вся деятельность центра, фонда и любой организации, занимающихся помощью зависимым, должна быть полностью прозрачной и отраженной на сайте.
  • Необходимо посмотреть, кто учредители и руководство. На сайте должен быть раздел с конкретными лицами, с описанием их компетенции, с контактами и адресом организации.
  • Желательно найти отзывы пациентов в интернете и посмотреть, нет ли скандальных историй с названием этого центра или фонда.
  • Прочитать на сайте, что предлагается как программа выздоровления,  и обсудить это с врачом из наркологического диспансера, например, да, и с зависимым родственником, которому предлагается туда отправиться.
  • Необходимо съездить на первичное консультирование и составить собственное мнение о людях, предлагающих вам помощь.
  • Если реабилитация длительная (дольше полутора месяцев), то родственники должны иметь возможность посетить центр, и возможность получения от своего зависимого близкого обратной связи о деятельности центра, хотя бы раз в неделю, особенно, если Центр находится в другом городе или стране.

2.

Можно сразу вычеркнуть из списков организации, предлагающие только лекарственное (медикаментозное) лечение. Для лечения зависимости этого недостаточно (но часто бывает нужна медицинская помощь для облегчения состояния и профилактики осложнений). Если обещают, что из Центра зависимый выйдет «вылечившимся» (выздоровевшим, независимым и т.п.) — не тратьте время. Зависимость неизлечима и выздоровление — пожизненный процесс. Если родственникам не предлагают подключиться к программе в виде консультаций и теоретических занятий — это не профессионалы.

3.

Сегодня в России есть следующие действенные формы реабилитации:

«Миннесотская модель», использующая философию «12-шаговой программы», психологическую помощь, индивидуальное консультирование, групповую терапию и многое другое; это интенсивная, чаще всего довольно краткосрочная программа, чаще всего в стационаре;

«Терапевтические сообщества», в которых есть терапия зависимостей, «равное консультирование» (выздоравливающие зависимые, обучившись, работают в центре), так же элементы «12 шаговой программы», большой объем различных групповых форматов работы, в том числе «терапия взаимопомощи», и многое другое; это, чаще всего длительная программа до полугода (иногда больше) проходящая в стационарных условиях, с жесткой системой правил;

Амбулаторные программы реабилитации, с индивидуальным консультированием, индивидуальными письменными заданиями, групповой работой и четким ориентированием на участие клиентов в группах самопомощи Анонимных Содружеств.

Конечно, нужно, чтобы в Центре были профессионалы — дипломированные психотерапевты, психологи, а также «равные консультанты» — зависимые, которые какое-то время сами успешно выздоравливают и прошли обучение для того, чтобы помогать другим зависимым.

Оценив Центр хотя бы по таким несложным критериям, можно надеяться на изменение ситуации в результате обращения к ним за помощью, если соблюсти еще одно абсолютное условие: НЕ СОГЛАШАЙТЕСЬ НА ВОДВОРЕНИЕ И УДЕРЖАНИЕ В ЦЕНТРЕ ЗАВИСИМОГО ПРОТИВ ЕГО ВОЛИ! Если Вам предложили такое,  и назвали это лечением, реабилитацией, утверждают, что так они помогут зависимому, то эти люди шарлатаны и преступники, они будут наживаться на вашей беде и причинят вред! Единственное для чего может быть применено насилие — для безопасности (и это точно не станет лечением его, а будет лишь вынужденной изоляцией), и единственные, кто насилие могут применить — государственные уполномоченные органы.

Но главным в любой терапии, остается все же решение своих личностных проблем, то есть, собственное выздоровление. Для родственников зависимых это тоже не дача, куда любят отправиться родственники, отправив зависимого «хоть в какой-нибудь Центр». Это, в первую очередь, сообщества Ал-Анон и Нар-Анон, где им помогут увидеть свое «дно», так трудно осознаваемое (см. — сайты этих сообществ, там же — литература).

P.S. Теперь отдельно о насильственном водворении в Центр

Этот шаг, конечно, вызван страхом за себя, неадекватностью зависимого, усталостью родственников. Но все же это шаг в сторону от решения и проблем зависимого, и своих личностных проблем.

Во-первых, в такой ситуации зависимый не достигает необходимого «дна», а значит не осознает зависимость как источник своих проблем, не сталкивается с реальностью, с правдой о себе. Поэтому зависимый не решает свои проблемы, блокирует помощь, и не научается ответственности за себя, свое поведение и свою жизнь. Специалисты, которые оправдывают такие меры, ошибаются или лукавят. Психотерапевт не может насильно сделать добро. Даже в случаях, когда лечение зависимости начинается в местах лишения свободы, терапия начинается только с готовности пациента, с его добровольного решения. Программы выздоровления построены так, что пациент работает все время над своей мотивацией.

Во-вторых, семья не «с нуля» пришла к такому положению. Долгое время родственники неосознанно «помогали» зависимому в его болезни, пряча проблемы от соседей, от других родственников, на учебах-работах, от социальных служб, полиции, наркологии, решая за зависимого его проблемы. Если бы зависимость не была так тщательно спрятана, то любое неадекватное, преступное, угрожающее поведение зависимого близкого вызвало бы соответствующую реакцию, а сами родственники не воспринимали бы с таким ужасом мысль о том, чтобы закрыть дверь перед зависимым. Нельзя прятаться дальше. Нужно принять решение не помогать продолжать употреблять, поставить заслон на пути употребления. Это сложно, но необходимо.

Помощь зависимому

Обсудите это между собой, а затем привлеките к общему обсуждению и зависимого. Предложите ему лечиться, ехать на реабилитацию. Если зависимый употребляет наркотики, пьет, ворует или проявляет агрессию, значит он не может жить в вашем благополучном доме. Если он агрессивно настаивает на своем – можно вызывать полицию. Зависимый должен увидеть, что все лазейки закрываются, что ваши намерения серьезны и подкреплены действиями, что у вас есть поддержка. И на каждом этапе, перед любой закрытой возможностью употреблять и с каждой новой потерей, у него должен быть выбор: принять помощь в лечении или ухудшить свое положение. Это — единственный верный путь решения, хотя и очень трудный. Если ваш близкий склонен к суициду, или болен помимо зависимости еще другой тяжелой болезнью: запущенный ВИЧ, шизофрения, туберкулез – вы не можете закрыть перед ним дверь, но и тогда есть возможности формировать у него настоящую мотивацию выздоравливать. Посоветуйтесь об этом со специалистами.  

Насилие, да еще и незаконное (а лишение свободы человека вне решения суда — уголовное преступление), порождает только ненависть, страх и новые «блоки». И даже если зависимый начнет что-то менять после этого в жизни (а такое иногда случается все же), то сами вы еще долго не сможете жить полноценной жизнью, укрепившись в привычных деструктивных установках: нечестность, гиперконтроль, страхи, изоляция, недоверие и прочее. Отношения с выздоравливающим зависимым будет очень трудно восстановить, если вообще возможно.

Каждая ситуация уникальна, каждый человек особенный: думайте, советуйтесь, получите в этом помощь – и действуйте!

Денис Злобин, консультант по зависимостям, руководитель программ общественного фонда «Казахстан без наркотиков». Учредитель АНО «Психосоциальная абилитация зависимых людей».

Впервые опубликовано на сатйе Б.Ф «Зебра», в разделе «Дискуссия: Программа «12 Шагов» и Православие«

5 1 голос
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
1 Комментарий
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Маргарита

Большое спасибо, Денис. Мне бы созреть до разговора с сыном. Понимаю, что это действительно семейная болезнь. Идём параллельно, почти вслепую, наощупь. Когда читаю ваши статьи, появляется свет в конце туннеля. Эта болезнь, похоже, нас объединяет и выправляет на истинное общение и помощь друг другу с любовью.

Участник программы «Спасово» о реабилитации

Всем привет, меня зовут Андрей, я зависимый, наркоман и алкоголик, мне …

Вернон Джонсон — «Как заставить наркомана или алкоголика лечиться»

Ответы на эти вопросы вы найдете в книге Вернона Джонсона «Как заставить …

Денис, реабилитант центра «Спасово»

Рассказ участника программы реабилитации центра "Спасово" о том, для …