Статьи

Материалы о зависимости и о зависимых как для специалистов, так и для тех, кому нужна помощь

Зависимость

Фрагмент статьи из глянцевого журнала «VINTAGE RZ» от 13 марта 2020 года

Болезни, порождаемые зависимостями, крепким узлом связаны физически и психологически. Есть заболевания, где бессильна психотерапия, но отлично справляется хирургия, а депрессию не вырезать скальпелем. О причинах зависимостей расскажут эксперты, врачи-наркологи, психотерапевты. Но сначала предоставим слово реальным людям с настоящими историями. Это история мужчины, которому удалось справиться с зависимостями. Не победить окончательно, но научиться и держать своих «демонов» под контролем.  Денис Злобин, 41 год, консультант по зависимостям, руководитель программ общественного фонда «Казахстан без наркотиков». Последние 2,5 года живет в Алматы, где работает над большим благотворительным проектом по комплексной помощи семьям с проблемами зависимости.

Держать своих «демонов»

Консультант по зависимостям Денис Злобин

В 12 лет я попробовал алкоголь, в 13 – коноплю.  В 15 – осознал, что выпиваю больше и чаще своих друзей. И что, когда трезв, мне плохо и дискомфортно. Меня это раздражало и даже злило. Но какой-либо проблемы в этом не видел. Ощущения покоя, удовлетворения, которые я получал от алкоголя, были гораздо весомее. Перевешивали весь негатив, который получал впоследствии от употребления.

Была армия, потом два года службы в милиции. Работал в уголовном розыске оперуполномоченным, потом опером в зоне строгого режима. Это были смутные времена и работать там было довольно неприятно. Слишком большая разница между тем, чему нас учили, и действительностью. Разочаровавших в системе, я уволился и после в моей жизни появились тяжелые наркотики, в частности героин.

Дальше все выглядело как череда безуспешных попыток взять под контроль употребление и свою жизнь. Я ездил в разные города, в монастыри, постоянно пытался убежать от своей болезни. На этом пути разрушил очень много отношений, с разными людьми, близкими и не очень. Попытки проваливались одна за другой и довольно быстро я пришел к полной асоциальности.

Болтался по чужим съемным квартирам, использовал, чтобы выжить, разных людей и разные обстоятельства. На любых работах подолгу не задерживался, хотя и получил некоторые навыки: строительные, сантехнические, но при этом полностью выпал из цивилизованного пространства. Еще девять лет назад, в 32 года, я понятия не имел, что такое соцсети, электронная почта, как работает интернет.

Поездки по монастырям, на тот момент, тоже мало чем помогли. Я воцерковился, считаю, стал человеком верующим. Но моя болезнь – химическая зависимость, одним из своих симптомов имеет эгоцентризм, и в активном употреблении веществ, изменяющих сознание, я – эгоцентрист, не признающий, не осознающий этого. Моя вера во многом была иллюзорна.

Я верил в Бога, но абсолютно не верил Богу и пытался использовать его для своих целей. Поэтому такая вера ничем не помогала, кроме, возможно, страха смерти в суицидальном настрое. Ради употребления совершал преступления, предавал близких людей, изменил многим принципам и собственным верованиям.

Тогда я был человеком довольно жидких принципов. Какие-то смутные религиозные идеи иногда помогали оправдать или найти удобную причину такому образу жизни. У меня всегда было ощущение, что во Вселенной произошла какая-то трагическая ошибка, и я родился не в то время, не в том месте, не в том городе, не в той семье, не с той внешностью.

Я не принимал реальность такой, какая она есть. По сути претендовал на место Бога. Я был люто, категорически не согласен с тем, что не я Бог, не я управляю этим миром, что все происходит не так, как мне нужно.

Сложно мнить себя Богом, когда регулярно получаешь по голове и находишься в униженном состоянии. И поэтому я, конечно же, не ходил с идеями, что я Бог или должен быть Богом, не говорил так, не думал. Это сейчас понимаю, что всегда ощущал эту претензию.

Такой образ жизни неизменно связан с потерями и ущербом. И себе и другим. В конечном итоге, используя людей и обстоятельства, я расходовал свои навыки, силы, умения таланты на то, чтобы умереть, но выжил. Хотя и разрушил свою жизнь окончательно. Не видел выхода, не понимал даже примерно, куда двигаться. И в какой-то момент пришел к абсолютному отчаянию, абсолютному безверию. Употреблял уже все подряд. Алкоголь практически постоянно. Всегда с наркотиками — разными опиатами, стимуляторами, галлюциногенами. С трудом проживал любые «чистые» дни, которые были настоящим адом. В конечно итоге, придя к полному отчаянию и разуверившись даже в том, что Бог меня спасет, при помощи родственников обратился в реабилитационный центр «Ерино» фонда «Старый свет» в Подмосковье.

В процессе длительной реабилитации начал интересоваться многими вещами. Прежде всего изменениями в себе. Например, как добиться, чтобы ранее совершенно меня не интересовавшее: личностный и духовный рост, образование, служение другим — стало ценным и необходимым. Это произошло благодаря Богу и людям, что были рядом, а также программе выздоровления от зависимостей, в которой нахожусь и по сей день.

В определенной среде и в обстоятельствах я представляюсь наркоманом и алкоголиком, чего, собственно, и так не скрываю. Не только потому что теперь у меня такая профессия – помогать алкоголикам и наркоманам. За последние 9 лет поработал в разных структурах и организациях. Много работал в сфере благотворительности, был помощником юриста в крупной компании. Но никогда не скрывал, что наркоман и алкоголик. Потому что такая позиция мне дает большую свободу. Свободу полагаться на Бога. Свободу говорить о себе честно и открыто. Мне это приносит большое облегчение. Это образ жизни, абсолютно противоположный тому, который я вел 32 года своей жизни, начиная с детства.

Болезнь, химическая зависимость – генетически наследуемая. И такая болезнь у меня есть, будет и никуда не денется. Но одержимость алкоголем и наркотиками у меня прошла. Хоть после 4 лет трезвости сорвался на алкоголь, но одержимости не испытывал. Срыв произошел из-за моего отказа от процесса выздоровления. На эмоциональном уровне довел себя до такого состояния, что выпивка казалась единственным выходом из того ада, той боли которую испытывал. Правда, срыв оказался «терапевтическим». После него вышел в стабильную ремиссию, в активную фазу выздоровления. И когда говорю – я наркоман и алкоголик — не даю оценок, кроме констатации факта наличия врожденного заболевания, этой особенности биохимии мозга, биохимии внутренних органов.

Биохимия моя никогда не изменится. Никогда не изменится то, что я, прекратив трудиться над собой, скатываюсь в эгоцентризм, в тяжелое эмоциональное состояние, в негодование и претенциозность ко всему этому миру. С точки зрения психологической, социальной – я выздоравливаю. С точки зрения духовной – могу расти, что обеспечивает стабильную ремиссию. Биохимия никогда не придет в норму. Но с этим можно жить и быть счастливым.

В какой-то момент я захотел быть полезным людям, но на более профессиональном уровне. Получить знания, компетенции, навыки. Начал развиваться в профессии, которой на постсоветском пространстве не существует практически нигде –  консультант по зависимостям, стал изучать аддиктологию*.

Я в корне не согласен с теми методами, программами и принципами, по которым работает так называемая официальная медицина с зависимыми. Это отдельная большая тема, которая вызывает у меня серьёзную озабоченность и желание как можно лучше, профессиональнее делать свое дело. Деятельность моя, как специалиста, научно обоснована, базируется на знаниях и опыте, полученных от лучших профессионалов России и дальнего зарубежья. Занимаясь самообразованием, прочел много книг настоящих профессионалов, ученых в области помощи зависимым. Но наше постсоветское профессиональное пространство остается глухо к их трудам, потому что большинство людей мотивировано зарабатыванием денег, а не помощью другим.

У нас миллионы вкладываются в скелет динозавра под названием наркология, который практически ничем не помогает зависимым, кроме снятия острого состояния. А иногда и вредит зависимому, которому позволяют не видеть правду о своей болезни и избегать последствий такого образа жизни. Мне остается только делать две вещи – оставаться трезвым самому и развиваться как специалист для честной помощи людям.

В этом мне очень помогают родители и жена Елена — консультант по работе с родственниками зависимых и созависимых. Она, как жена декабриста, сопровождает в поездках, помогает в проектах, жертвует временем, деньгами, силами на благо других.  Я их очень люблю и очень благодарен.

*Аддиктоло́гия — наука об аддиктивном (зависимом) поведении. Аддиктология изучает причины возникновения аддикций, механизмы их развития, психологические и клинические признаки, симптомы, динамику, способы коррекции и терапии.

0 0 голоса
Рейтинг статьи
Подписаться
Уведомить о
guest
4 комментариев
Межтекстовые Отзывы
Посмотреть все комментарии
Юлия

Я начала пить в компании мужчин. Хотелось выпить наравне с ними, или даже больше, чтобы получить одобрение. Мне казалось, я могу выпить много и не пьянеть. Я гордилась тем, что пью чистый спирт, а мужчины его разбавляли.

ЕЛЕНА

Хотелось написать слова благодарности под личной историей. Но как то растерялась
А так- огромные слова благодарности за работу, которую вы делаете!

ЕЛЕНА

Не совсем поняла контекст статей наркологов, приведённых ниже.

Участник программы «Спасово» о реабилитации

Всем привет, меня зовут Андрей, я зависимый, наркоман и алкоголик, мне …

Вернон Джонсон — «Как заставить наркомана или алкоголика лечиться»

Ответы на эти вопросы вы найдете в книге Вернона Джонсона «Как заставить …

Денис, реабилитант центра «Спасово»

Рассказ участника программы реабилитации центра "Спасово" о том, для …